Меню
16+

Газета «Знамя Победы»

12.07.2016 08:20 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Записки русского географического общества по отделению статистики, том VIII, изданный под редакцией д.чл. В.В. Морачевского

глава 1, стр.1-19 (электронные стр. 1-45)

Приамурский край. 1906-1910 г.г. Очерк с 6 картами, 21 таблицей приложений и с 55 рисунками на двадцати листах. С.-Петербург, типография В.Ф. Киршбаума (отделение), Новоисакиевская, 20, 1912.

(подготовила Н.В.Становкина)

Глава I.

Переселеніе и эксплоатація свободныхъ казенныхъ земель.

Границы Приамурскаго края, его составпыя части и численность населенія. Историческая справка по переселенію. Настоящій порядокъ переселенія. Помощь переселенцамъ. Съемки. Заготовка участковъ. Движеніе переселенцевъ. Ходачество. Составъ нереселенцевъ и ихъ число. Обратное  переселеніе, его причины, мѣры къ ихъ ослабленію. Улучшеніе быта переселенцевъ. Урегулированіе постановки переселенческаго дѣла. Объединеніе его въ рукахъ мѣстной администраціи. Переселенческій земельный фондъ. Способъ его лучшаго использованія. Эксплоатація свободной казенной земли: аренды, собственность.

Приамурскій край, находящійся въ сѣверо-восточной части азіатскаго материка, соединяетъ въ себѣ Камчатскую, Сахалинскую, Амурскую Приморскую области. Не касаясь отдѣльныхъ частей и Камчатской области, издавна входившихъ въ составъ Россійской Имперіи и о. Сахалина, занятаго нами въ началѣ 50-тыхъ годовъ, главныя составныя части края: Амурская и Приморская области были присоединены къ державѣ Россійской Айгунскимъ тракта — томъ 1858 г. и Пекинскимъ Договоромъ 1860 г.

Край, на материкѣ, граничитъ съ запада съ Забайкальской областью, съ сѣвера и сѣверо востока Якутской областью и съ юга съ Манджуріей и Кореей.

Береговая его линія омывается водами Японскаго, Охотскаго и Берингова морей и Ледовитаго океана.

Общая площадь его составляетъ около 2.242.000 кв. верстъ (*Амурская обл. 392.000 кв. в., Приморская— 673.000 кв. в., Камчатская — 1.182.000 кв. в. и Сахалинская— 35.000 кв. в. (см. карту).). Изъ нихъ около 40% покрыты лѣсомъ. Край, по преимуществу гористый, орошается въ главной своей части, протяженіи 3.000 вер. на съ запада на востокъ, Амурской рѣчной системой. Такъ какъ Приамурье по широтѣ занимаетъ пространство около 28%, то этимъ и обусловливается въ различныхъ частяхъ его сильное колебаніе температуры зимой и лѣтомъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ климатическія и почвенныя условія очень разнообразны и вліяютъ какъ на флору, такъ и фауну.

Населеніе (*Приложеніе I.) состоитъ изъ русскихъ, иностранцевъ, инородцевъ разныхъ племенъ, китайцевъ и корейцевъ. Числилось его въ 1906 г. -556.545 душъ обоего пола; въ 1910 г. — 850.256 душъ обоего пола.

Хлѣбопашество составляетъ главное занятіе жителей, живущихъ по долинамъ рѣкъ Амурской и Приморской областей. Инородцы занимаются преимущественно рыбной ловлей и охотой.

Тотчасъ по занятіи края, Правительствомъ были приняты мѣры къ его заселенію русскимъ элементомъ, преслѣдуя при этомъ дѣль, дать возможность избытку населенія Европейской Россіи выйти на земельный просторъ, а такъ же и съ намѣреніемъ приступить къ эксплоатаціи его обширныхъ естественныхъ богатствъ.

Въ послѣднее 20-ти лѣтіе, подъ вліяніемъ политическихъ событій первенствующей важности, совершившихся на Дальнемъ Востокѣ, Правительствомъ было признано необходимымъ обратить особенное вниманіе на закрѣпленіе края за нами, что безъ интенсивной колонизаціи не могло быть надежно выполнено.

Съ этого времени начали предоставлять возможно большія льготы переселенцамъ, направлявшимся въ Амурскую и Приморскую области, и переселеніе русскихъ людей на Дальній Востокъ сдѣлалось краеугольнымъ камнемъ нашей внутренней политики на прибрежьѣ Тихаго океана (*См. карты.)

Начало этому дѣлу было положено графомъ Муравьевымъ-Амурскимъ, который еще во второй половинѣ 50-тыхъ годовъ минувшаго столѣтія началъ заселять Забайкальскими казаками берега p.p. Амура и Уссури и тѣмъ осуществлять фактическое занятіе края. Одновременно съ этимъ низовья р. Амура, отъ впаденія въ нее р. Уссури внизъ къ устью, начали заселяться крестьянами изъ Сибирскихъ и Европейскихъ губерній и поселенія эти потянулись затѣмъ на берегъ о. Ханка и въ другія мѣста Южно-Уссурійскаго края, преимущественно въ раіоны расположенія войсковыхъ частей.

Переселеніе крестьянъ изъ Европейской Россіи направлялось сухопутно и сопровождалось неимовѣрными лишеніями. Длилось оно для каждой семьи около 11/2 лѣтъ и переселенцы терпѣли по пути всякія невзгоды. Болѣзни, большая смертность и падежъ скота и лошадей были постоянными спутниками этихъ піонеровъ, расчитывавшихъ найти на новыхъ мѣстахъ обѣтованную землю.

Приходили они на мѣста зачастую истощенными и разоренными, а тутъ сразу нужно было приняться за усиленную работу по устройству своего новаго жилья и приступать къ раздѣлыванію подъ пашни и огороды, цѣлины.

Приливъ такихъ новоселовъ шелъ крайне медленно и далеко не въ той степени, какъ это требовалось государственными интересами для скорѣйшаго и болѣе густого заселенія края.

Въ видахъ этихъ, для поощренія и привлеченія большого притока новыхъ засельщиковъ, былъ изданъ законъ 1861 г., согласно которому каждой семьѣ отводилось въ постоянное пользованіе не болѣе 100 дес. земли, съ правомъ выкупа таковой по 3 р. за десятину, и, кромѣ того, были предоставлены крупныя льготы, какъ въ отношеніи отбыванія воинской повинности, такъ и по уплатѣ разныхъ повинностей. Селиться разрѣшалось на казенныхъ земляхъ, какъ въ составѣ цѣлыхъ обществъ, такъ и отдѣльными хуторами. Правила эти на нѣсколько лѣтъ оживили притокъ новыхъ поселянъ, но затѣмъ число ихъ все уменьшалось по мѣрѣ того, какъ трудныя условія жизни на новыхъ, нетронутыхъ культурою, мѣстахъ начали распространяться въ губерніяхъ Европейской Россіи. Усугубило это впечатлѣніе еще неудача колонизаціи Удѣльнымъ вѣдомствомъ земель вокругъ бухты «Находка», куда пере- селенцы были отправлены моремъ, а затѣмъ, въ продолженіи года, всѣ разбрелись и все дѣло Удѣльнымъ вѣдомствомъ было ликвидировано.

Главной причиной этого неудачнаго опыта былъ неподходящій выборъ переселенцевъ, которые не были подготовлены къ тѣмъ особымъ условіямъ жизни и труда, съ которыми имъ пришлось столкнуться на новой родинѣ. Къ этому прибавилось крушеніе еще у береговъ Кореи, купленнаго ими парохода «Находка», который предполагалось эксплоатировать, какъ для собственныхъ потребностей, такъ и для коммерческихъ цѣлей.

Съ тѣхъ поръ, до начала 80-тыхъ годовъ, моремъ никакихъ переселенцевъ въ край не приходило; сухопутное переселеніе точно также стихло.

Стр 4

Въ 1882 году правила 1861 г. о льготахъ на переселеніе въ Амурскую и Приморскую области были еще продолжены на 10 лѣтъ и въ то же время, подъ впечатлѣніемъ тяжелыхъ условій переселенія сухимъ путемъ, назрѣлъ вопросъ о переселеніи моремъ крестьянъ изъ Европейской Россіи въ Южно-Уссурійскій край.

Удачная перевозка моремъ, сс.-каторжныхъ на о. Сахалинъ чрезъ г. Одессу, взамѣнъ отправленія ихъ этапомъ чрезъ Сибирь и въ 1880 г. эшелона войскъ изъ Одессы во Владивостокъ, подкрѣпили въ правительственныхъ кругахъ мнѣніе о примѣненіи того же способа и для перевозки крестьянъ-переселенцевъ.

Разсчитывать, что безъ поддержки отъ казны, русскій землепашецъ, при полной непривычкѣ и незнакомствѣ его съ моремъ, рѣшился бы на свой личный страхъ и счетъ пуститься въ далекое морское путешествіе, нельзя было, а потому было рѣшено вести переселеніе первые три года на казенный счетъ, съ отпускомъ новымъ переселенцамъ средствъ на первоначальное домообзаводство на мѣстѣ и съ предоставленіемъ имъ всѣхъ льготъ по правиламъ 1861 г. только-что тогда продолженнымъ на новое десятилѣтіе.

На этихъ главныхъ основаніяхъ съ 1883 г., въ продолженіи трехъ лѣтъ, ежегодно было перевозимо морскимъ путемъ по 250 семействъ крестьянъ изъ Европейской Россіи черезъ г. Одессу въ г.Владивостокъ, а оттуда они направлялись на мѣста ихъ водворенія, заблаговременно выбранныя ихъ ходоками.

Переселенцы выбирались изъ малороссійскихъ губерній и ими предполагалось создать на мѣстѣ стойкій кадръ русскихъ землепашцевъ, какъ оплотъ противъ распространенія желтой расы.

Правительство, принимая первое время всѣ расходы, какъ по перевозкѣ, такъ и по водворенію первыхъ партій переселенцевъ моремъ на свой счетъ, разсчитывало, что затѣмъ этимъ путемъ; какъ болѣе дешевымъ и удобнымъ, воспользуются и своекоштные переселенцы и въ расчетахъ своихъ не ошиблось. Дѣйствительно уже съ 1884 г., кромѣ 250 семействъ казеннокоштныхъ переселенцевъ, отправилось нѣсколько десятковъ семей на свой счетъ; а въ 1885 г. число идущихъ на свой счетъ возрасло до 131 семейства, такъ что съ 1886 г. совершенно прекратили перевозки крестьянъ-переселенцевъ моремъ на казенный счетъ и принялись только за урегулированіе переселенія своекоштныхъ.

Двигались на востокъ исключительно малороссы, собственники, которые, продажею своей земли и усадебныхъ мѣстъ, могли реали-

Стр 5

зировать необходимыя средства, какъ для покрытія стоимости морского пути, такъ и для домообзаводства на новомъ мѣстѣ ихъ водворенія. Первоначально требовалось, чтобы у каждой переселенческой семьи, за покрытіемъ расхода по переѣзду, было бы на лицо, при выходѣ на берегъ въ г. Владивостокѣ, не менѣе 600 р. Этимъ стремились достигнуть, чтобы въ новый край шелъ элементъ болѣе состоятельный, который могъ бы легче переносить всѣ могущія встрѣтиться невзгоды и неудачи матеріальнаго характера и скорѣе встать на ноги въ хозяйственномъ отношеніи. Задача была выполнена успѣшно, такъ какъ переселенцы съ такимъ запасомъ денежныхъ средствъ въ большинствѣ случаевъ быстро устраивались на новыхъ мѣстахъ водворенія и образовали крѣпкія хозяйства.

По мѣрѣ того какъ Правительствомъ, съ цѣлью увеличить притокъ новыхъ засельщиковъ, уменьшались требованія о денежномъ обезпеченіи на домообзаводство, являлись и болѣе слабыя хозяйства. Но, за всѣмъ тѣмъ, своекоштные переселенцы отличались замѣтно въ лучшую сторону отъ казеннокоштныхъ. Оно и понятно, въ число послѣднихъ на мѣстахъ ихъ выхода, власти давали разрѣшеніе на переселеніе болѣе бѣднымъ и слабымъ семьямъ, желая отъ этого элемента избавиться.

Право же выбора, изъ числа крестьянъ добровольно заявившихъ желаніе переселиться на Дальній Востокъ, властямъ Восточной Сибири, несмотря на ходатайство главнаго начальника края, не было предоставлено.

Разница между своекоштными и казеннокоштными переселенцами замѣтна и до сихъ поръ и деревни и села первыхъ въ большинствѣ случаевъ значительно выдѣляются отъ послѣднихъ.

За время съ 1883 до 1897 г. всего переселилось изъ Европейской Россіи моремъ въ Южно-Уссурійскій край на казенный счетъ 754 семьи въ составѣ 4.688 душъ, а на свой счетъ 3.552 семьи, числомъ 24.405 душъ обоего пола, при ничтожномъ процентѣ уѣхавшихъ обратно (всего 72 семьи).

Постепенно число переселенцевъ, приходившихъ въ край съ собственными средствами, сокращалось и тогда правительство начало выдавать на домообзаводство ссуды съ разсрочкою уплаты ихъ на извѣстное число лѣтъ.

Переселеніе крестьянъ моремъ обходилось дорого: около 1.200 р. на семью. Въ виду этого имъ могли пользоваться, какъ указано выше, только крестьяне-собственники изъ малороссійскихъ

Стр 6/30

губерній, доставлявшіе въ край контингентъ землепашцевъ. Но по мѣрѣ заселенія открытыхъ степныхъ пространствъ и движенія переселенія въ таежныя мѣста, малороссы, не привыкшіе обращаться съ лѣсомъ, становились для такихъ районовъ менѣе пригодными и не охотно шли на нихъ. Между тѣмъ, изъ средней полосы Россіи своекоштное переселеніе не устраивалось, такъ какъ желавшіе переселиться изъ мѣстъ, гдѣ было общинное владѣніе землей, могли только продать свои усадьбы и лишній инвентарь, а это было недостаточно для покрытія дорогого морского переѣзда и первоначальнаго домообзаводства на новомъ мѣстѣ. Положеніе это вредно вліяло на весь дальнѣйшій ходъ заселенія Дальняго Востока.

Малороссы представляли собой лишь исключительно земледѣльческій элементъ и ремеслъ не знали. Въ средней же полосѣ Россіи ремесленники въ средѣ крестьянъ встрѣчаются часто. Недостатокъ въ малороссійскихъ деревняхъ, знающихъ ремесла, былъ настолько ощутителенъ, что имъ часто предоставляли всякія льготы по отбыванію мірскихъ и другихъ повинностей, лишь бы они поселились въ деревняхъ. Обыкновенно же прибѣгали къ услугамъ китайцевъ.

Хотя правительство и оказывало матеріальную поддержку знающимъ мастерство и изъявившимъ желаніе переселиться на Дальній Востокъ, но это были слабыя палліативныя мѣропріятія, которыя не разрѣшали удовлетворительно даннаго вопроса. Но за то какъ только былъ законченъ сплошной рельсовый путь Великой Сибирской желѣзной дороги, переселенческое вѣдомство всѣми мѣрами начало поощрять переселеніе изъ средней полосы Россіи и постепенно организовалось оно въ томъ видѣ, въ которомъ нынѣ происходитъ. Хотя весь переѣздъ переселенцы оплачиваютъ сами, но со стороны Переселенческаго вѣдомства сдѣлано много, чтобы облегчить имъ этотъ путь: понижены тарифы перевозокъ, улучшены вагоны; устанавливался порядокъ движенія партій по желѣзнымъ дорогамъ, во избѣжаніе чрезмѣрнаго скопленія переселенцевъ въ отдѣльныхъ пунктахъ и безцѣльнаго про- живанія на нихъ; оказывается въ пути медицинская и отчасти продовольственная помощь и др.

Для того, чтобы переселенцы имѣли возможность болѣе сознательно относиться къ вопросу о переселеніи, широко распространяются среди сельскихъ обывателей Европейской Россіи брошюры о топографическихъ, почвенныхъ и жизненныхъ условіяхъ разныхъ районовъ Приамурскаго края, открытыхъ для заселенія.

Стр 7/33

Вмѣстѣ съ тѣмъ требуется, какъ основное правило, чтобы мѣста водворенія были бы предварительно осмотрѣны уполномоченными ходоками, по ходатайству которыхъ избранные участки зачисляются переселенческими учрежденіями за соотвѣтственными семьями по числу душевыхъ долей. Участки эти числятся за ними въ продолженіе двухъ лѣтъ и затѣмъ, если на нихъ не водворялись переселенцы, то они вновь поступаютъ въ свободный колонизаціонный земельный фондъ.

По приходѣ новоселовъ въ край, они останавливаются обыкновенно въ переселенческихъ пунктахъ въ Амурской области или въ г. Благовѣщенскѣ и ст. Черняевой, а въ Приморской въ г. Никольско-Уссурійскомъ, во Владивостокѣ на Иманѣ и въ г. Хабаровскѣ, гдѣ устроены переселенческіе бараки и больницы и откуда переселенцы, снарядившись всѣмъ необходимымъ, направляются на избранныя мѣста. Какъ въ той, такъ и въ другой области, по мѣрѣ заселенія отдѣльныхъ районовъ, строились переселенческіе бараки и больницы и открывались учрежденія врачебной помощи и въ другихъ пунктахъ. Переселенцы, направлявшіеся въ Амур- скую область, первоначально останавливаются на переселенческомъ пунктѣ, устроенномъ въ ст. Стрѣтенской въ Забайкальской области, по р. Шилкѣ, такъ какъ тамъ совершалась пересадка съ желѣзной дороги на баржи и пароходы для слѣдованія внизъ по р. р. Шилкѣ и Амуру.

Переселенческій пунктъ въ ст.  Стрѣтенской былъ впослѣдствіи подчиненъ начальнику Амурскаго переселенческаго района, хотя онъ и находился въ Иркутскомъ Генералъ-Губернаторствѣ. Но для успѣха дѣла это было необходимо, тѣмъ болѣе, что наемъ баржъ и пароходовъ для доставки переселенцевъ изъ ст. Стрѣтенской въ Амурскую область происходилъ обыкновенно въ г. Благовѣщенскѣ.

Для возможно дешевой покупки земледѣльческихъ орудій были въ обѣихъ областяхъ открыты переселенческіе склады земледѣльческихъ орудій, которыя отпускались переселенцамъ съ разсрочкою платежа.

 Для облегченія пріобрѣтенія переселенцами лошадей, переселенческая администрація Приморской области закупала иногда, заблаговременно, табуны таковыхъ, когда, при большемъ притокѣ переселенцевъ, можно было ожидать значительнаго поднятія цѣнъ. Лошади эти отпускались желающимъ изъ переселенцевъ съ зачетомъ выдаваемой ими ссуды на домообзаведеніе.

Стр 8/34

Наконецъ, по мѣрѣ того, какъ районы заселенія удалялись отъ торговыхъ центровъ, переселенческими учрежденіями открывались лавки, торговавшія съ небольшимъ накиднымъ процентомъ предметами первой необходимости, причемъ товаръ изъ нихъ отпускался переселенцамъ или за наличныя деньги, или въ счетъ причитающейся имъ ссуды.

Лавки эти оказывали несомнѣнную пользу въ дѣлѣ пониженія цѣнъ у мѣстныхъ торгующихъ и удешевленія жизни новоселовъ; безъ нихъ нельзя бы было заселять нѣкоторыхъ удаленныхъ районовъ.

Ссуда переселенцамъ, какъ въ той, такъ и въ другой областяхъ, выдавалась на семью въ среднемъ около 150 р. и повышалась въ особыхъ случаяхъ до 200 р. Часть ссуды переселенцы получали, когда они направлялись на переселенческіе участки, а остальную по фактическомъ водвореніи. Часть ссуды могла выдаваться и въ пути на покупку рогатаго скота или лошадей. Наконецъ переселенцамъ выдавались путевыя ссуды, когда они съ переселенческихъ пунктовъ направлялись на свои участки.

По прибытіи въ край, часть новоселовъ не направлялась прямо на свои мѣста водворенія, а останавливалась или у родственниковъ, раньше пришедшихъ въ области, или вообще у старожиловъ. Такой постепенный способъ водворенія, практиковавшійся и въ годы первоначальнаго заселенія Дальняго Востока, имѣлъ свои безспорныя выгоды. Переселенцы знакомились у старожиловъ съ особенностями веденія хозяйства на новой ихъ родинѣ, которыя во многомъ отличались отъ таковыхъ же въ прежнемъ ихъ мѣстожительствѣ. Одновременно они имѣли возможность заработками улучшить свое, обыкновенно, скудное матеріальное положеніе.

Не рѣдко случалось, что новые заселыцики, приходя на свои выбранные участки, были разочарованы, отказывались поселиться на нихъ, старались найти другія, имъ больше приходившіеся по душѣ или возвращались обратно на родину

При заготовкѣ переселенческихъ участковъ соблюдался обыкновенно слѣдующій порядокъ: сначала производилась предварительная рекогносцировка районовъ, пригодныхъ для заселенія, а потомъ назначались землемѣрныя партіи, подъ руководствомъ производителей работъ, для производства хозяйственныхъ съемокъ, на которыхъ камерально отграничивались переселенческіе участки въ зависимости отъ топографическихъ условій мѣстности и количества удобныхъ для заселенія земель.

Стр 9/35

Проектные планы разсматривались въ особыхъ временныхъ комиссіяхъ съ представителями отъ областной администрации и затѣмъ утверждались и открывались для переселенія. Въ каждомъ районѣ оставлялись запасные участки для отвода культурнымъ земледѣльческимъ или промышленнымъ хозяйствамъ. Одновременно съ нарѣзкой участковъ старались проектировать и проводить къ нимъ дороги.

Рекогносцировки для открытія новыхъ земель для заселенія велись обыкновенно по долинамъ рѣкъ и ихъ притоковъ. При отсутствіи топографическихъ картъ замѣчалось, въ особенности въ Приморской области, что работа рекогносцировочныхъ партій бывала мало производительна. Командующій войсками округа пришелъ на помощь этому дѣлу, назначивъ 5-ти верстную военно-топографическую съемку къ востоку отъ Уссурійской ж. д., начиная отъ границъ произведенной уже вдоль желѣзной дороги двухъ-верстной съемки. Была занята въ 1909 г. плошадь, захватывавшая бассейны правыхъ притоковъ р. Уссури, Хора, Бикина и правыхъ притоковъ р. Имана. Средства на эту съемку, въ размѣрѣ 10 т. р. были даны Переселенческимъ управленіемъ. Съемка эта въ значительной степени облегчила дальнѣйшую работу переселенческихъ землемѣрныхъ партій по проектирование новыхъ переселенческихъ участковъ въ этомъ районѣ, такъ какъ она съ достаточною рельефностью выяснила мѣста, въ которыхъ можно было разсчитывать найти удобныя для заселенія земельныя площади.

Въ то же время Совѣтомъ Министровъ былъ поднятъ вопросъ о производствѣ сплошной съемки всей территоріи (*Около 15 мил. дес.) Амурскаго и Уссурійскаго казачьихъ войскъ, отведенной имъ бывшимъ генералъ-губернаторомъ генераломъ Духовскимъ въ пользованіе для извлеченія изъ нихъ доходовъ для покрытія общихъ войсковыхъ надобностей. Съемка эта должна была служить для опредѣленія качества и количества всѣхъ вошедшихъ въ названную территорію земель, дабы затѣмъ окончательно выдѣлить изъ нея ту площадь, которая по закону должна была быть отведена названнымъ казачьимъ войскамъ, а остальная затѣмъ, войти, частью въ общій колонизаціонный земельный фондъ, частью поступить въ распоряженіе Управленія Государственныхъ Имуществъ.

Стр 10/36

Главному начальнику края было поручено выяснить, какъ лучше организовать эту работу, съ привлеченіемъ къ участію военныхъ топографовъ, и сколько потребуется на это средствъ.

Составленный планъ работъ, распредѣленныхъ на семь лѣтъ, сообразно съ числомъ военныхъ топографовъ, могущихъ быть назначаемыми на эту работу распоряженіемъ командующаго войсками округа, заключался въ слѣдующемъ. Всю территорію пред- полагалось снять военно-топографической съемкой съ болѣе точнымъ ограниченіемъ на планѣ различныхъ угодій и съ указаніемъ самими съемщиками качества почвы на нихъ, на что имъ должна была быть преподана особая дополнительная инструкція. На подготовленной такимъ образомъ съемкѣ особой партіей почвовѣдовъ и лѣсоводовъ должны были быть нанесены дополнительныя свѣдѣнія по каждой специальности. Переселенческіе чины отдавали, впрочемъ, преимущество хозяйственнымъ съемкамъ типа у нихъ принятаго, съ возложеніемъ на военныхъ топографовъ лишь предварительной тріангуляціи для возможности впослѣдствіи свя- зать отдѣльныя хозяйственныя съемки.

Начальникомъ края отдавалось преимущество первой изъ поименованныхъ съемокъ, исходя изъ того, что она въ достаточной мѣрѣ могла удовлетворять и переселенческимъ цѣлямъ. Базируясь на такого рода съемки, не трудно было бы направлять, уже въ опредѣленныя мѣста, съемщиковъ для нарѣзки переселенческихъ участковъ. Двухъ верстныя военнотопографическія съемки, даже безъ указа- нія угодій и качества почвы, служили, въ первое время заселенія края, удовлетворительнымъ матеріаломъ для отвода съемочнымъ земель новоселамъ, и, наносимая впослѣдствіи, болѣе точная внутренняя ситуація служила лишь для опредѣленія числа дворовъ, для которыхъ участокъ отводился. Наконецъ, военно-топографическая съемка перваго типа обходилась слишкомъ на одинъ милліонъ рублей дешевле, чѣмъ переселенческая хозяйственная съемка и имѣла еще то преимущество предъ послѣдней, что эта была съемка универсальная рельефа мѣстности, могущая съ показаніемъ служить для разныхъ другихъ государственныхъ потребностей, въ томъ числѣ и для проектированія дорогъ на переселенческіе участки. Дѣло это въ Министерствахъ не получило окончательнаго разрѣшенія и было отложено до полученія результатовъ намѣченнаго тогда обслѣдованія объ относительной выгодности для государства казачьей и крестьянской колонизаціи Дальняго Востока. Но тѣмъ самымъ остался открытымъ вопросъ о коли-

Стр 37

чествѣ еще свободныхъ и необслѣдованныхъ площадей, годныхъ для заселенія во всей, такъ называемой, территоріи генерала Духовскаго. Въ Приморской Области заготовка переселенческихъ участковъ шла къ Уссурійской ж. д. по правымъ при- востоку отъ токамъ р. Уссури, затѣмъ въ Южно-Уссурійскомъ краѣ и далѣе по восточному берегу Уссурійскаго залива и по побережью Татарскаго пролива по направленію къ з. Св. Ольги. Раіонъ Посъетскаго участка оставался пока въ сторонѣ, такъ какъ тамъ лучшія земли уже были заняты корейцами и кромѣ того преобладало мнѣніе, что, ради густыхъ морскихъ тумановъ, на земляхъ этого участка родились хорошо лишь хлѣба и овощи, засѣваемые ко рейдами, но плохо или совсѣмъ не родилась пшеница. Только въ концѣ разсматриваемаго пятилѣтія тамъ начали образовать хуторскіе участки для отдачи ихъ въ аренду частнымъ лицамъ.

Отсутствіе картографическаго матеріала заставляло часто, такъ сказать ощупью, рекогносцировочнымъ порядкомъ, разыскивать заселенія раіоны, такъ какъ ближайшія къ пригодные для главнымъ артеріямъ сообщенія земли были уже въ большинствѣ случаевъ использованы. Между тѣмъ переселенческое движеніе шло безостановочно и только Русско-Японская война его на время пріостановила. Необходимость всегда имѣть запасы земель для новыхъ переселенцевъ заставляла ограниченный составъ землемѣровъ переселенческаго управленія спѣшно работать, что особенно отражалось неблагопріятно на работы по классификаціи угодій. Важность уплотненія населенія въ низовьяхъ р. Амура отъ г. Хабаровска по направленію къ устью рѣки побудила и тамъ поставить въ болѣе широкихъ размѣрахъ рекогносцировочныя работы, не только вдоль рѣки, но и въ пространствѣ лѣваго берега Амура между р. Амгунью и Амуромъ. Судя по результатамъ этихъ рекогносцировокъ, берега низовья р. Амура не обладаютъ, въ ихъ естественномъ видѣ, большимъ запасомъ пригодныхъ для землепашества земель. Наоборотъ въ бассейнѣ р. р. Виры и Биджана вверхъ по Амуру отъ г. Хабаровска, результаты нарѣзки участковъ. по отношенію къ обслѣдованнымъ площадямъ, были болѣе успѣшны. Обслѣдованіе о. Сахалина и Камчатки дали пока относительно незначительный колонизаціонный фондъ, пригодный для распашки, но изслѣдованія продолжаются. За всѣмъ тѣмъ, если даже въ низовьяхъ Амура, на о. Сахалинѣ и въ Камчаткѣ нѣтъ бла-

стр 12/38

гопріятныхъ условій для произростанія разныхъ хлѣбныхъ злаковъ, то во всякомъ случаѣ во всѣхъ этихъ мѣстностяхъ скотоводство можетъ найти удобныя условія для своего развитія. Въ Амурской Области, сообразно съ движеніемъ переселенцевъ, заготовленіе переселенческихъ участковъ имѣло, главнымъ образомъ, мѣсто въ бассейнѣ р. Зеи съ ея притоками, затѣмъ въ Зейско-Буреинской равнинѣ и вдоль колесной дороги отъ г. Благовѣщенска къ г. Хабаровску. По выясненіи направленія западной части Амурской желѣзной дороги, были нарѣзаны и участки, пре- имущественно, вблизи перехода ж. д. черезъ р. Зею.

Въ Приморской Области переселенцы, впереди всего, стремились на свободные участки и душевыя доли въ старожильскихъ селеніяхъ Южно-Уссурійскомъ краѣ, а затѣмъ заполняли въ земли въ бассейнѣ р. р. Имана и Ваку, въ Хабаровскомъ подраіонѣ на нижнихъ притокахъ р. Уссури и вверхъ по р. Амуру, въ басейнѣ р. Биры и, наконецъ, на побережьѣ Татарскаго пролива, въ мѣстахъ раньше занятыхъ китайцами, гдѣ переселенцы находили площади распаханныхъ земель.

За время Русско-Японской войны переселеніе на Дальній Востокъ почти прекратилось. Послѣ же войны, для увеличенія притока переселенцевъ, въ 1906 и 1907 г. г. было Переселенческимъ управленіемъ разрѣшено двигаться туда безъ предварительной посылки ходоковъ и переселеніе въ Приамурскій край было объявлено особо поощряемымъ.

Въ 1906 г. это не отразилось на числѣ переселенцевъ: пришло всего 1.271 семья около 6.300 душъ; но въ 1907 г. въ Приморскую Область прибыло всего 61.722 души обоего пола. Этотъ неожиданный наплывъ засталъ мѣстную переселенческую администрацію неподготовленной для пріема такого числа новоселовъ. Въ затруднительное положеніе встала и мѣстная власть, которая, не будучи запрошена о цѣлесообразности предполагаемыхъ особо льготныхъ условій для переселенцевъ въ Приамурскій край, не могла въ свое время высказать свой отрицательный взглядъ на допущеніе переселенія безъ посылки предварительно ходоковъ. Такой способъ лишаетъ возможности болѣе или менѣе точно опредѣлить число могущихъ прибыть новоселовъ; между тѣмъ, по числу заготовленныхъ участковъ, наличнаго состава переселенческихъ и медицинскихъ чиновъ, открытыхъ кредитовъ, имѣющихся помѣщеній и т. д. приливъ переселенцевъ могъ быть допущенъ лишь въ извѣстныхъ предѣлахъ. Правильность этихъ

стр 13/39

соображеній въ 1907 г. вполнѣ подтвердилась. Заготовленныхъ участковъ оказалось недостаточно и пришлось прибѣгнуть, не только къ использованію запасныхъ участковъ, но и къ занятію части земель, предназначенныхъ Намѣстникомъ Дальняго Востока къ исключительному заселенно казаками, въ связи съ намѣченнымъ въ то время Военнымъ Министерствомъ усиленіемъ Амурскаго и Уссурійскаго казачьихъ войскъ.

Помѣщеній для временнаго пріюта прибывшихъ партій не хватило, какъ равно и медицинскихъ средствъ, затѣмъ замедленіе открытія кредитовъ по ссудной помощи особо волновало переселенцевъ, значительная часть которыхъ были крайне бѣдны. Пришлось, мѣстами, переселенческихъ чиновъ охранять отъ могущихъ быть насилій толпы, войсками.

Само собою разумѣется что переселенческой организаціи, со стороны всѣхъ вѣдомствъ, было оказано всякое содѣйствіе, чтобы возможно болѣе ослабить тяжелыя послѣдствія создавшегося положенія. Каждое изъ нихъ помогало чѣмъ могло, и только общимъ усиліямъ областной администрации, войскъ и переселенческихъ чиновъ, работавшихъ не покладая рукъ, нужно приписать, что бѣдствіе это не проявилось въ болѣе острыхъ выступленіяхъ со стороны доведенныхъ, иногда, до отчаянія переселенцевъ. Особенно тяжелую картину представлялъ тогда Иманскій переселенческій пунктъ, гдѣ появился сыпной тифъ и цынга. Существовавшія больничныя помѣщенія далеко не могли принять всѣхъ заболѣвшихъ и ихъ приходилось въ страшной тѣснотѣ помѣщать, частью, прямо въ бараки, частью, въ одномъ изъ временно уступленныхъ военнымъ вѣдомствомъ помѣщеній.

Къ концу года положеніе стало въ общемъ легче. Крупный процентъ переселенцевъ вернулся на родину остальные, такъ или, иначе устроились, но ненормальныя условія переселенія въ 1907 г. вредно отражались и впослѣдствіе на новоселахъ того года. Послѣ 1907 г. началась усиленная нарѣзка переселенческихъ участковъ и въ 1910 г. въ каждой изъ области состояло свободныхъ душевыхъ долей для заселенія отъ 40 до 50 тысячъ. По ходатайству главнаго начальника края, Совѣтомъ Министровъ былъ съ 15 августа 1907 г, отмѣненъ порядокъ о допущеніи въ край переселенцевъ безъ предварительной посылки ходоковъ.

Въ порядкѣ ходачества Переселенческимъ Управленіемъ были также введены существенныя измѣненія, причемъ предъ

стр 14/40

одиночнымъ ходачествомъ, часто безрезультатным по ходатайствамъ земствъ и землеустроительныхъ комиссій, стремившихся возможно шире удовлетворить спросъ на землю, было отдано преимущество групповымъ ходокамъ. Впрочемъ мѣра эта оказалась непрактичною; такъ, изъ задержанныхъ въ 1908 году для групповыхъ душевыхъ ходоковъ 58.500 долей, ими было за числено только 11500 долей, въ 1909 же году, хотя зачисленіе долей и шло болѣе успѣшно, но по отзыву завѣдующихъ переселеніемъ, групповые ходоки не рѣдко относились, при выборѣ и зачисленіи участковъ, крайне небрежно, а иногда даже недобросовѣстно къ своимъ обязанностямъ и проявляли мало интереса къ дѣлу.

Съ другой стороны условное зачисленіе большихъ земельныхъ запасовъ за земствами и землеустроительными коммисіями, часто мало использованное, вредно отразилось на дѣйствительныхъ переселенцахъ, не допуская ихъ селиться на болѣе удобныхъ земляхъ ради другихъ, прибытіе которыхъ въ край являлось болѣе или менѣе гадательнымъ. Хотя такимъ образомъ вопросъ лучшей организаціи дѣятельности ходоковъ и остается о пока не вырѣшеннымъ, но тѣмъ не менѣе настоятельно необходимо и дальше работать въ разрѣшеніи его, такъ какъ въ этомъ заключается одинъ изъ наиболѣе существенныхъ факторовъ въ правильной постановкѣ вообще всего переселенческаго дѣла.

Здѣсь у мѣста упомянуть еще объ одномъ разрядѣ переселенцевъ, это — запасные нижніе чины мѣстнаго военнаго округа, остающіеся на жительство въ краѣ (Ст. 27 закона 6 іюня 1904 г.). Къ успѣшному, болѣе плотному заселенію ими края, были прилагаемы всякія старанія, но къ сожалѣнію, результаты получились пока мало утѣшительные. По большей части, чины эти зачислялись на участки только фиктивно, не водворялись на нихъ, а занимались отхожими промыслами, или возвращались обратно на родину. Между тѣмъ, зачисленныя ими душевыя доли оставались въ продолженіе двухъ лѣтъ безъ использованія, такъ какъ, по правиламъ, только послѣ этого срока онѣ могли быть заняты другими лицами. (Тоже наблюдалось 2 въ сильной степени и у простыхъ переселенцевъ и поэтому возбужденъ вопросъ о замѣнѣ 2-хъ лѣтняго срока одногодичнымъ).

Такъ наприм., только въ 1906 г., по одной Приморской области, было запасными нижними чинами зачислено 4.399 долей, изъ коихъ дѣйствительно занято было лишь 292 доли

Стр 15/41

Оставленіе возможно большаго числа запасныхъ на постоянное жительство въ предѣлахъ округа играетъ далеко не второстепенное значеніе въ дѣлѣ укомплектованія войскъ на случай мобилизаціи, а потому слѣдовало бы пересмотрѣть законъ о льготахъ, предоставляемыхъ этимъ чинамъ и постараться создать условія болѣе обезпеченнаго заработка впереди всего, на казенныхъ работахъ, для тѣхъ изъ нихъ, которые не хотятъ заниматься земледѣліемъ. Отрицательные результаты получились также въ 1906 г. съ водвореніемъ въ Приморской области на переселенческихъ участкахъ бывшихъ ссыльныхъ о. Сахалина, которыми были зачислены 911 душевыхъ долей. Несмотря на то, что этимъ ссыльнымъ были, не въ примѣръ прочимъ, выданы по переселенческой смѣтѣ ссуды на домообзаводство въ особо усиленномъ размѣрѣ, изъ нихъ водворилось лишь 150 душъ.

Въ Амурской области года 1906 и 1907, когда было разрѣшено переселеніе туда безъ предварительнаго осмотра и выбора участковъ ходоками, прошли въ нормальныхъ условіяхъ и особаго наплыва переселендевъ не наблюдалось. Такъ въ 1906 г. въ нее влилось всего 563 семьи, въ числѣ около 2.000 душъ, а въ 1907 г. 2.104 семьи въ числѣ 11.808 душъ, устройство которыхъ не встрѣтило какихъ либо серьезныхъ затрудненій.

Общій сводъ движенія переселендевъ въ разсматриваемый періодъ выражается въ слѣдующихъ цифрахъ:

Въ 1906 г. прибыло въ Приморскую область 6.300 душъ об. пола., Амурскую 2.800

въ 1907 г. въ Приморскую 61.722, Амурскую 1 1.808,  

въ 1908 г. въ Приморскую 22.370,  Амурскую 7.707

въ 1909 г. въ Приморскую 23.771, Амурскую 17439

въ 1910 г. въ Приморскую 14.178, Амурскую 20.908  

Всего 189.003 души об. пола.

Въ этомъ числѣ ежегодно прибывалъ извѣстный процентъ, такъ называемыхъ, самовольныхъ переселендевъ, которые оставляли свою родину безъ разрѣшенія мѣстныхъ переселенческихъ

Стр 16/42

властей и двигались на востокъ, не пользуясь льготами по переѣзду, предоставляемыми переселенцамъ, имѣвшимъ разрѣшительныя свидѣтельства на проѣздъ въ заранѣе опредѣленныя мѣста. Хотя такіе самовольные переселенцы права на ссуды на домоводство и не имѣли, но, тѣмъ не менѣе, для нихъ въ концѣ концовъ эта льгота выхлопатывалась. За все время съ 1906-1911 г. вернулось обратно, или осѣло внѣ предѣловъ Приамурскаго края 22.707 душъ обоего пола.

Къ причинамъ этого крайне нежелательнаго явленія нужно отнести:

1) качество переселенческихъ участковъ;

2) отсутствіе къ нимъ дорогъ;

3) незначительность ссуды на домообзаводство;

4) отчасти позднее открытіе переселенческихъ кредитовъ и

5) неподходящій для извѣстныхъ районовъ контингентъ переселенцевъ.

По мѣрѣ того, какъ были большею частью использованы открытая и удобныя для земледѣлія мѣста, участки нарѣзались все болѣе и болѣе удаленные отъ магистральныхъ путей сообщенія, часто въ болотистыхъ и таежныхъ мѣстахъ, которыя вслѣдствіе этого переселенцами упорно избѣгались. Положеніе это усугублялось еще тѣмъ, что по нарѣзкѣ участковъ и открытіи ихъ для переселенія, только въ исключительныхъ случаяхъ къ нимъ въ томъ же году проводились дороги и переселенцамъ приходилось обыкновенно съ большими трудностями добираться до нихъ,  прокладывая своими обозами первобытные пути по дѣвственной тайгѣ. Къ тому же требовалась спѣшная нарѣзка участковъ и опредѣленіе въ нихъ удобныхъ площадей, изъ опасенія, чтобы при наплывѣ переселенцевъ не было бы недостатка въ нихъ. Но такъ какъ землемѣровъ было мало, то это не могло не отразиться на качествѣ работы, тѣмъ болѣе, что все дѣло сосредоточивалось, по необходимости, въ рукахъ землемѣровъ со слабымъ контролемъ производителей работъ и подавно завѣдующихъ подрайонами и районами, занятыхъ массою другой работы по переселенческой части. Отпускавшаяся для домообзаводства ссуда (*Которую переселенцы обязаны возвратить въ продолженіе 10 лѣтъ, начиная съ шестого года ея полученія) 150 р. въ среднемъ, на семью, повышаемая для незначительнаго числа семействъ до 200 р. и въ исключительныхъ случаяхъ до 300 р. нужно признать слишкомъ малой для той бѣдноты, которая преимущественно направляется въ послѣдніе годы изъ Европейской Россіи.

Стр 17/43

въ Приамурье и при наличіи тѣхъ трудныхъ условій, съ которыми новоселамъ приходится бороться въ таежныхъ мѣстахъ.

Усугубляетъ тяжелое положеніе еще тотъ фактъ, что кредиты часто открываются несвоевременно и за ссудой приходится новоселамъ иногда по нѣскольку разъ ѣздить на переселенческій пунктъ.

Кромѣ того, практиковавшійся способъ выдавать ссуду по частямъ, въ зависимости отъ прочности водворенія переселенцевъ на мѣстахъ, врядъ ли можно признать раціональнымъ, въ особенности при незначительности самой ссуды. Жалобы на это переселенцевъ слышались постоянно.

Такими частичными выдачами старались заставить переселенцевъ прочно садиться на мѣстахъ и предупреждать бывшіе факты, когда переселенцы, получивши заразъ полную ссуду, возвращались обратно на родину. Но казалось бы что выгоднѣе для всего дѣла считаться въ извѣстной степени съ такого рода отрицательными фактами, чѣмъ съ тѣмъ, что большинство переселенцевъ, желавшіе остаться въ краѣ, лишено было возможности сразу употребить ссуду, при водвореніи на мѣстѣ, на покупку лошади или коровы, или на другой болѣе крупный производительный расходъ.

Вредно отражался на дѣлѣ заселенія края и тотъ фактъ, что въ него приходили переселенцы не подготовленные, по характеру условій жизни на прежней родинѣ, къ борьбѣ съ совершенно другими, болѣе тяжелыми условіями водворенія на новомъ мѣстѣ.

Контингентъ переселенцевъ, вливавшійся въ край, въ разсматриваемый періодъ, былъ самый разнообразный. Въ 1906 и 1907 г.г. преобладали еще малороссы, но въ послѣдующіе годы число ихъ постепенно уменьшалось и въ 1909 г. въ Приморскую область прибыло ихъ около 38% всего числа новоселовъ, а остальные были выходцы изъ западныхъ, центральныхъ и сѣверовосточныхъ губерній.

Такой подборъ переселенцевъ желателенъ, такъ какъ малороссы, составляя отличный колонизаціонный элементъ въ открытыхъ мѣстахъ, оказываются, какъ уже было указано выше, мало пригодными въ мѣстахъ таежныхъ, куда желательно привлечь переселенцевъ изъ лѣсныхъ губерній.

Особенно неудовлетворительными оказались выходцы изъ Бессарабской губерніи, пришедшіе въ Приморскую область въ довольно значительномъ числѣ въ 1907 г. Привыкшіе на родинѣ

стр 18/44

къ совершенно другой земледѣльческой культурѣ, они прямо терялись въ совершенно непривычныхъ условіяхъ крестьянскаго труда на новыхъ мѣстахъ и, несмотря на значительно большія ссуды, по сравненію съ другими переселенцами, они никакъ не могли встать на ноги и постепенно почти всѣ вернулись обратно.

Въ 1907 г. прибыль  ходокъ отъ значительной группы старовѣровъ изъ центральной Россіи, осматривавшій побережье Татарскаго пролива и прилегающіе къ Амуру районы. Судя по его словамъ, предполагалось повести планомѣрно переселеніе старовѣровъ, съ заблаговременнымъ подготовленіемъ участковъ для принятія первыхъ партій.

Но дѣло это въ предположенныхъ широкихъ размѣрахъ разстроилось, хотя удачное проведеніе его въ жизнь было бы для края полезно. Старовѣры зарекомендовали себя здѣсь хорошими сельскими хозяевами и являются особо желательнымъ элементомъ при заселенія отдаленныхъ и глухихъ мѣстностей, прокладывая тѣмъ пути для слѣдующихъ за ними другихъ переселенцевъ. Въ 1908 г. прибыли лишь незначительныя партіи старовѣровъ, осѣвшія въ Зейскомъ районѣ Амурской области.

Въ 1909 г. впервые появились въ числѣ переселенцевъ румынскіе и австрійскіе старообрядцы, которыхъ водворилось около 2.000 душъ обоего пола. Люди эти хозяйственные, матеріально обезпеченные, разумно принялись за работу по устройству своего быта на новой родинѣ. Вопросъ о насажденіи профессіональныхъ рыболововъ по морскому прибрежью и въ устьѣ р. Амура, до сихъ поръ не далъ положительныхъ результатовъ, хотя правительство дѣлало въ этомъ направленіи опыты еще въ 80-тыхъ годахъ минувщаго столѣтія и повторило ихъ и въ послѣднее время. Край, омываемый на большомъ протяженіи моремъ, естественно вызывалъ стремленіе заселить побережье поморами, какъ въ интересахъ воспользованія обширными морскими промыслами русскими людьми, такъ равно и воспрепятствованія этимъ расхищенія нашихъ морскихъ богатствъ, въ территоріальныхъ водахъ, иностранными хищниками. Въ 80-тыхъ годахъ съ крупными казенными субсидіями выписывали изъ Астраханскаго района рыболововъ, но они, по прибытіи на побережье зал. Петра Великаго, оказались мало пригодными къ занятію морскими промыслами и вскорѣ перешли на земледѣліе.

стр 19/45

Неудачнымъ оказался и предпринятый переселенческимъ вѣдомствомъ опытъ посылки въ послѣднее время, на казенный счетъ, ходоковъ рыболововъ для осмотра низовьевъ Амура и прилежащаго къ устью морского побережья, такъ какъ большая часть ходоковъ вернулась, не ознакомившись даже съ указанными имъ мѣстностями, другіе хлопотали объ отводѣ имъ дѣнныхъ казенно-оброчныхъ статей и, получивъ отказъ, стали заниматься хищническимъ ловомъ рыбы; наконецъ, нѣкоторые, добившись отвода неводной тони, всю наловленную рыбу (40.000 штукъ) продали японцамъ и сами уѣхали.

Изъ приведенныхъ въ обіцихъ чертахъ дефектовъ, замѣченныхъ при переселеніи на Дальній Востокъ, вытекаютъ болѣе или менѣе опредѣленно и мѣры ихъ постепеннаго устраненія.

Въ этомъ отношеніи выдвигается на первый планъ вопросъ о качествѣ нарѣзаемыхъ участковъ. Уже было выше приведено, что при спѣшной работѣ и недостаткѣ землемѣрныхъ чиновъ при нарѣзкѣ участковъ происходятъ недочеты, какъ въ выборѣ мѣстъ, такъ и въ исчисленіи годныхъ на участкахъ земель, влекущихъ за собою частые отказы переселенцевъ осѣдать на такихъ участкахъ, составляющихъ нынѣ крупный процентъ во всемъ земельномъ запасѣ. Отличительнымъ признакомъ такихъ участковъ, независимо отъ ихъ удаленности и отсутствія къ нимъ дорогъ, является заболоченность и лѣсистость. Устраиваться на такихъ земляхъ, матеріально слабо обезпеченнымъ переселенцамъ, крайне трудно и правительству необходимо придти имъ на помощь осушкою заболоченныхъ, по почвеннымъ условіямъ годныхъ мѣстъ. Работа эта, въ большинствѣ случаевъ, при естественныхъ склонахъ мѣстности, не вызоветъ особо крупныхъ расходовъ, но ихъ, тѣмъ не менѣе, по указаннымъ причинамъ, возлагать на переселенцевъ нельзя.

Точно также нужно разрѣшать новоселамъ, садящимся на лѣсныхъ площадяхъ, гдѣ нѣтъ открытыхъ пахатныхъ угодій, срубать въ извѣстной постепенности лѣсъ въ свою пользу (*Нынѣ доходъ отъ него идетъ на общественный нужды). Безъ этихъ льготъ расчитывать на скорое заселеніе такихъ участковъ, удаленныхъ притомъ отъ магистральныхъ путей сообщенія, очень трудно.

Одновременно съ меліораціей участковъ, къ нимъ должны обязательно проводиться дороги, годныя для проѣзда телѣги съ 

стр 20/46

постепеннымъ ихъ усовершенствованіемъ до типа хорошихъ проселочныхъ дорогъ. Намѣченные же магистральные пути сразу должны строиться въ соотвѣтствіи съ предъявляемыми къ нимъ требованіями.

Ссудная помощь, въ среднемъ въ 150 — 200 р. на семью, слишкомъ мала, если принять въ соображеніе трудныя условія водворенія, бѣдноту переселяющагося элемента и дороговизну предметовъ первой необходимости. Ссуда эта въ среднемъ не должна быть ниже 300 р., а, въ зависимости отъ удаленности участковъ и другихъ неблагопріятныхъ условій водворенія, ее слѣдуетъ повышать до 600 р.

Нужно имѣть въ виду, что сбытъ продуктовъ сельскаго хозяйства съ удаленныхъ участковъ затруднителенъ, а въ связи съ этимъ хозяйства переселенцевъ позже на нихъ пріобрѣтаютъ прочное основаніе, къ тому же новоселамъ нужно считаться съ наводненіями, вслѣдствіе сильныхъ дождей, бывающихъ обыкновенно въ концѣ іюля или въ августѣ, какъ разъ во время уборки хлѣбовъ.

Переходя къ вопросу о подборѣ переселенцевъ для заселенія разныхъ районовъ края, желательно направлять это дѣло такъ, чтобы новоселы попадали на такія мѣста, гдѣ условія устройства хозяйствъ возможно ближе подходили къ таковымъ же на ихъ прежней родинѣ. Но это проводить въ жизнь будетъ очень трудно. Нежелательное явленіе, подобное тому, какое наблюдалось въ 1907 г. среди новоселовъ бессарабцевъ, конечно, можно до извѣстной степени парализовать тѣмъ, чтобы изъять изъ дѣйствія правилъ о поощряемомъ переселеніи нѣкоторыхъ мѣстностей, переселеніе изъ которыхъ крестьянъ на Дальній Востокъ, по ихъ хозяйственному укладу и привычкамъ оказалось бы мало пригоднымъ. Но и въ этомъ случаѣ врядъ ли было бы целесообразно не допускать къ переселенію, изъ тѣхъ же мѣстностей, семействъ, которыя не пользовались бы льготами по переѣзду и полученію ссудъ на домообзаводство. Вообще, не смотря на всю важность этого вопроса, благопріятное разрѣшеніе его можетъ идти лишь постепенно сообразно, опыта и выясненія фактовъ изъ дальнѣйшихъ наблюденій.

Важную роль въ успѣшности водворенія прибывающихъ переселенцевъ играетъ своевременное открытіе кредитовъ по всѣмъ подраздѣленіямъ переселенческой смѣты и возможно большая

ПРОДОЛОЖЕНИЕ  следует

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

203